Через день муж собрал её вещи и перевёз жену в тесную однушку, оставшуюся после смерти её мамы, пожелав на прощание скорейшего выздоровления…

...

Молодой человек! — к машине подходила симпатичная женщина лет пятидесяти пяти. — Молодой человек!

Фельдшер поставил ящик в салон и, захлопнув дверь, обернулся на зов.



Не узнаёте? Ну, вспомните! Четыре года назад! Вы приезжали ко мне.



Я с прошлой смены уже ни одного пациента не помню, а вы хотите, чтоб через четыре года. Хотя… Такую импозантную я бы точно запомнил.



Тогда я совсем не импозантная была, — женщина звонко рассмеялась. — Вы ещё сказали, что краше в гроб кладут.

Фельдшер напряг память.

Всё началось в мае. Обнаружив на левой груди небольшой нарыв, она не пошла к врачу. Залепив пластырем сочившуюся непонятной жидкостью ранку, женщина продолжала жить обычной жизнью.

Отношения с мужем давно уже сошли на нет, поэтому вопрос о назначении наклеенного на грудь пластыря не возникал по умолчанию. Постепенно рана увеличивалась в размерах, хоть и не болела. На смену пластырю пришёл бинт, а больная всё боялась сходить к врачу, подозревая нехорошее. Собравшись с духом, она рассказала всё мужу, надеясь на поддержку и совет.

Через день муж собрал её вещи и перевёз жену в тесную однушку, оставшуюся после смерти её мамы, пожелав на прощание скорейшего выздоровления. После чего сел в машину и уехал туда, где они прожили двадцать лет. Уехал, чтобы больше никогда и ничем о себе не напоминать.

Проплакав сутки, она смирилась и решила больше никому не говорить о болезни. Если уж муж…

Женщина с лицом зелёно-серого цвета плакала.



Что ж вы себя так запустили, уважаемая? В гроб краше кладут. Почему к врачу не обратились?

Рукой в перчатке фельдшер осторожно разматывал пропитанный гноем и сукровицей бинт, стягивающий кусок гнилого мяса, ещё недавно бывший женской грудью. Затем взял чистый бинт и начал обратный процесс.



Боялась. Думала, пройдёт, — женщина продолжала плакать.



А сейчас почему так не думаете? Совсем страшно стало?

Женщина кивнула.



И болеть начало?

Женщина кивнула опять.



И что теперь с вами делать? Обезболить-то обезболим. Но хронические заболевания госпитализации по скорой не подлежат. К онкологу пойдёте.



А вы можете в больницу отвезти? — женщина почти шептала.



Да не дадут место, — вступил в разговор напарник. — Скорая возит только по экстренным показаниям.



Ну пожалуйста, — слёзы закончились, уступив место мольбе.



Отвезите её, мужики, — голос из коридора квартиры заставил всех вздрогнуть.



Вы кто?



Знакомый, — мужчина вошёл в комнату. — Дверь открыта. Заходи кто хочешь, бери что хочешь. Непорядок.



Ты… Ты откуда здесь? — сказать, что женщина была удивлена, — ничего не сказать.



Мимо шёл, — мужчина усмехнулся. — Узнал, что ты теперь опять тут живёшь. Да ещё одна. Решил вот зайти. Вдруг ты передумала?



Передумала… что? — женщина даже забыла о присутствующих в квартире фельдшерах. — Ты соображаешь, что говоришь? Ты…



Не продолжай, — мужчина сделал протестующий жест, и женщина осеклась. — Всё знаю. Твоего случайно встретил. Слово за слово — проболтался он. Не переживай, — видя волнение женщины, мужчина успокаивающе погладил её по голове. — Бить не стал, как тогда. Не дети уже. Так. Разок двинул. Короче, — мужчина повернулся к фельдшеру. — Делать-то нам что теперь? К онкологу идти?

Фельдшер внимательно посмотрел сначала на говорившего, потом на женщину.



Больница, говорите. Ну, больница так больница. Сейчас придумаем.



Не дадут… — напарник осторожничал.



Дадут. Пиши диагноз: «кровотечение».



Что ты мне мозг компостируешь? Где тут кровотечение? — дежурный хирург кипел. — Фельдшеры стояли навытяжку, женщина сидела на кушетке. Рядом с ней стоял её знакомый. — Домой! Завтра к онкологу. Потом ложитесь на операцию. В плановом порядке.



Не успеем. У нас свадьба через неделю, — мужчина подошёл к столу, за которым писал доктор.

Доктор внимательно посмотрел на подошедшего.



Свадьба?



Ну да. Свадьба. Что-то не так?

Хирург протёр очки.



Я вам карту подписал? Свободны, — фельдшеры как по команде свинтили из кабинета. — Вы, — он повернулся к женщине, — сдавайте верхнюю одежду. Сейчас медсестра проводит вас в отделение. Операция утром. Вам, — он обернулся к мужчине, — свадьбу через неделю не обещаю. Всё зависит от операции. Но сделаю всё, что могу.

Фельдшер улыбнулся.



Свадьба-то была?



А как же. Прям в больнице и развелась, и замуж вышла. Всё в один день. Мой весь загс на уши поставил. Теперь вот живём.



А где сам-то?



Да где ж ему быть? Работает.



Ну. Поздравляю вас. Хоть и запоздало, — фельдшер запрыгнул в кабину.



Спасибо, — женщина опять заулыбалась. — Будете в наших краях — заходите.



Да уж. «Любоффь», — фельдшер глядел в окно «газели» на удаляющуюся фигурку женщины. — И никуда от неё. Даже хирург проникся. А всё строгача из себя строил. И чего только не бывает.

© Дмитрий Беляков, Фельдшер скорой помощи

источник

Загрузка...
Читайте также
Введите код с картинки:*
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Через день муж собрал её вещи и перевёз жену в тесную однушку, оставшуюся после смерти её мамы, пожелав на прощание скорейшего выздоровления…
поделиться на facebook
следующая статья »